вторник, 12 февраля 2013 г.

Пророчества Сивиллы Эритрейской о Риме и Италии.



Предсказания сивиллы Эритрейской о Риме и дальнейшей судьбе Италии явно недоброжелательны. Вероятно, она своими ясновидящими очами видела все преступления, которые совершали римляне против завоеванных народов во времена Римской империи, а также разврат и преступные деяния некоторых императоров Рима.

Гнев Господень ужасный грядет непокорному свету!
Все, чем Бог угрожает последнему веку, скажу я
Жителям каждого града, всем будет пророчество ясным.
С той поры, когда башня упала, а вслед человечий
Множеством говоров стал язык, внезапно распавшись,
Царство Египта вначале возникло, потом государства
Персов, Мидян, Эфиопов, в Ассирии вкруг Вавилона,
И в Македонии гордой – про всех уже сказано мною;
Ныне же я обращусь к пресловутой земле Италийской.
Множество зол в конце времен причинит она смертным:
Всюду сведет на нет старания разных народов,
Многих отважных мужей она в плен угонит на Запад,
Все подчинит и народам свои предпишет законы.
Долго пусть мелют зерно жернова Господни, но мелко.
Сгинет все от огня, и в тонкий пух превратятся
Гор высоких вершины, а всякая плоть станет пылью.
Алчность и безрассудство – всех бед и несчастий начало.
К золоту и серебру, к обманчивым, люди стремятся,
Лучшим, что есть на земле, металлы эти считая:
Лучше, чем солнца сиянье, и лучше, чем небо иль море,
Или земля, что, простершись широко, все порождает,
Иль даже Бог, сотворивший весь мир и все подающий;
Веру и благочестье поставили ниже металлов.
Это безумье – источник неправды и смуты зачинщик,
Мирной жизни оно враждебно, а войнам – причина,
Ведь от него и отцы с сыновьями своими враждуют,
Также и брак не в чести у тех, кто золото любит.
Всюду на землях – границы, и всюду стражи на море,
Делится все хитроумно меж теми, кто златом владеет,
Будто навечно хотят забрать плодоносную землю.
Грабят они бедняков, лишь бы только именье расширить,
Тех, кто им отдал свое, в рабов обращая хвастливо.
Если б земля не была далека от звездного неба,
Не был бы также и свет одинаково людям доступным,
Но только тот, кто богат, покупать его мог бы за деньги,
Новый же мир сотворить для бедных Богу пришлось бы.
Рим надменный, тебе испытать когда-то придется
Неба удар справедливый, ты первый шею преклонишь,
Рухнешь наземь, огнем истребишься до основанья,
Лежа на собственных землях, и все богатство погибнет,
А во дворцах будут жить лишь дикие волки и лисы;
Станешь пустынею, словно и не было города вовсе.
Где твой палладий? И где тот бог, что пришел бы на помощь,
О надменное царство, о дочь Латинского Рима!
Славною гордость твоя надменная быть перестанет,
Будешь лежать, распростершись и больше тебе не подняться.
Честь легионов твоих падет со всеми орлами,
Где ж твоя сила? И кто союзником быть согласится,
Пред неразумьем твоим безбожным главу преклоняя?
Тут среди смертных по всей земле начнется смятенье,
В день, как придет Вседержитель, воссядет на троне и будет
Души судить живых и мертвых – суд над вселенной.
Станут тогда немилы родители детям, а дети
Тем, кто родил их, от горя нежданного и от нечестья.
Скрежет зубов тебя ждет, раскаянье и покоренье,
Грады рухнут, когда и земля провалы разверзнет.
Тут пурпурный дракон по морским приплывет к тебе волнам,
Чревом наполненным он детей твоих вскармливать будет
В дни, когда голод придет, и войны гражданские грянут;
Все это значит, что день последний этого мира близок
И вскоре все люди на Суд будут призваны Богом.
Римлянам первым придется познать Его гнев беспощадный,
Ждет их кровавое время и в жизни сплошные несчастья.
Горе тебе, о земля Италийская – варваров племя! –
Ты позабыла о том, что на свет, появившись нагою,
И недостойной, назад уйдешь ты опять без одежды
В то же самое место, где суд над тобою свершится,
Ибо неправедно ты сама осуждала <...>
Руки твои словно руки Гигантов были, когда ты
Шла в этот мир с высоты – теперь под землей твое место.
Нефтью, серой, асфальтом, великим огнем истребишься
И превратишься ты в груду горячего пепла навеки.
Каждый, кто ни посмотрит, услышит, из Тартара вопли,
Громкие, полные скорби, и скрежет зубов, и удары
Жалких ладоней твоих, что в грудь безбожную бьются.
Ночь одинаково всех ожидает – богатых и бедных.
Мы из земли нагими выходим, нагими же в землю
Снова ложимся, как только исполнится срок нашей жизни.
Там уже нет никаких рабов, ни господ, ни тиранов,
Нет ни царей, ни вождей надменных и полных гордыни,
Ни хитроумных витий, ни начальников нет лихоимцев,
Больше уж на алтарях не прольется жертвенной крови,
Не зазвучат ни тимпан, ни кимвал <...>
Флейты многоотверстной безумных звуков не станет,
Нет и песни свирели, подобной извивам дракона,
Нет и варварских труб, что людям войну возвещают,
И не упьется вином уж никто на пирах нечестивых,
Нет ни плясок, ни пенья кифары; исчезнет коварство,
Ссоры и гнев многовидный, и острых ножей не имеют
Те, кто жизнь завершил; единый лишь век остается.
Ключник великой ограды, привратник Божьего трона <...>
Идолы пусть вас украсят из золота, дерева, камня,
Пусть простоят до тех пор, когда день самый горький настанет
Песнь 8, 1-124.

Тут пурпурный дракон по морским приплывет к тебе волнам – пришествие антихриста из Америки, который появится из-за океана, захватит Рим и сделает его своей временной столицей
Палладий — в греческой мифологии статуя богини Афины, находившаяся в храме города Троя. Была похищена Одиссеем и Диомедом. Узнав от троянского прорицателя Гелена, что тот, кто обладает этой статуей победит в любой войне, они вынесли ее из Трои.
Когда день самый горький настанет – день Страшного Суда.

День основанья прокляв, за то, что требовал яда:
Ложу измены в тебе, малолетних детей совращенье,
Женственный город, дурной, нечестивый и самый несчастный,
Самый порочный из всех городов земли Италийской,
Помесь менады с ехидной, вдовой на холмах ты возляжешь,
Тибра поток по тебе будет плакать, по милой подруге,
В сердце чьем мерзость убийства, а дух отягчен преступленьем,
Разве не знал ты, что может Господь и что замышляет?
Ты говорил: «Я один, и никто меня не разрушит!».
Ныне же граждан твоих и тебя вечный Бог уничтожит,
Впредь никакое жилье не укажет на то, что здесь было,
Как в то время, когда твою славу Господь лишь задумал.
Будь же один, безрассудный, и, пламенем жарким охвачен,
Рухни в безжалостный мрак забытого Богом Аида.
Песнь 5, 165-178.

Пламенем жарким охвачен - о печальной судьбе столицы Италии пророчествует и сивилла  Геллеспонтская, которая жила в древней Трое.

Увы, мне, трижды несчастной, когда увижу тот день. 
Как некогда божественный Рим
По тайному умыслу и коварству неведомого и неназываемого
Под яростью огненной погребен будет.
Падет великий город, лишь ненамного опередив Трою,
Сердцу моему любезную.
И льва предаст собака,
Что скипетр возьмет и в ад взойдет.

Самый порочный из всех городов земли Италийской -  город Рим расположенный на семи холмах.
Тибр – река протекающая через город.

Сколько бы Рим ни взял с покоренной Азии дани,
Втрое больше ему возвратить сокровищ придется
Азии, ибо надменным она победителем станет.
Много богатств возьмет с Азиатов народ Италийский,
Двадцатикратно, однако, он собственной рабскою службой
Должен будет вернуть, в нищете пребывая великой.
В золоте, в роскоши ты, о дочь Латинского Рима,
С множеством женихов сколь часто вином упивалась! –
В жены тебя отдадут не в пышном наряде – служанкой,
Срежет тебе госпожа копну волос твоих пышных.
Восторжествует тогда справедливость, и с неба на землю
Сброшено будет одно, из праха восстанет другое –
Слишком уж люди погрязли в пороке и жизни нечестной.
Делос невидимым станет, а Самос в песок превратится,
Рим руинами будет – исполнятся все предсказанья.
Больше ни слова о Смирне – пускай себе погибает
От преступлений вождей, неразумных и несправедливых.
Песнь 3, 350- 366.

В жены тебя отдадут не в пышном наряде – служанкой – возможно, речь идет о оккупации Италии альянсом мусульманских стран.
Смирна - греческое название города Измир в современной Турции.

Не чужеземный Арей твоим, Италия, бедам
Будет причиной, но кровь, с которою тяжко бороться,
Кровь родных сыновей разорит тебя без пощады!
Все об этом позоре узнают, и, в пепле простершись,
Ты погибнешь – и раньше могла все это предвидеть.
Песнь 3, 464-468.

Кровь родных сыновей разорит тебя без пощады – гражданские войны в Италии.

Жребий, Сардиния, твой несчастен – в золу превратишься,
Сменится десять эпох – и островом быть перестанешь.
Тщетно тебя среди волн искать мореходам придется,
Птицы свой жалобный плач по тебе над морем поднимут.
Камнем покрыта сплошным, Мигдония, крепость на море.
Славиться будешь века, чтобы после навеки погибнуть
Всей под горячим дыханьем, от боли придя в исступленье.
Песнь 7, 97-103.

Сменится десять эпох – то есть предсказание относится к одиннадцатому поколению людей живущих на Земле.
Мигдония – область в Македонии к северу от Халкидики.

Трижды несчастная, ляжешь, Италия, мертвой пустыней,
Змей доколе в твоей цветущей земле не издохнет.
В высях заоблачных, в небе широком однажды раздастся
Грома раскат, призывая прислушаться к голосу Бога.
Больше не явятся миру лучи нетленные солнца,
Также сияющий свет луны навеки угаснет –
В самом исходе времен, когда Божья исполнится воля.
Тьма тут окутает мир, и мрак по земле расползется,
Страшные звери на ней, ослепшие люди и горе.
Долго продлится тот день, и смертные Бога узнают –
Сущего на небесах Владыку, чье око всезряще.
Не пожалеет тогда Он врагов Своих, но уничтожит –
Тех, что баранов, овец, быков стада и мычащих
Телок золоторогих и тучных в жертву приносят
Гермам бездушным, камням, из которых сделаны боги.
Мудрый пусть торжествует закон и праведных слава!
Чтобы нетленный Господь, разгневавшись, смерти не предал
Весь человеческий род нечестивый, бесстыдное племя,
Нужно Создателя чтить – Бессмертного Вечного Бога.
Песнь 5, 342-360.

Гермы –  столбы с изображениями богов, которые устанавливались вдоль дорог и на перекрестках улиц древних городов.

Рим будет улочкой жалкой, а Делос невидимым станет,
Самос в песок превратится <...>
После придут, наконец, и к Персам великие беды
Карой за нрав их надменный – и вся гордыня исчезнет.
Вождь святой подчинит себе все скиптры земные
С этой поры навсегда, и умерших от сна Он пробудит.
Волей Всевышнего жребий несчастный выпадет Риму:
Всех, кто в городе этом живет, обрек Он на гибель.
Но не хотят покориться, хоть лучше бы им это было.
В пору, как день тот созреет, великой бедою чреватый –
Голодом, мором и шумом войны, для людей нестерпимым,
Снова тогда созовет несчастный, что раньше владыкой
Был над Римом, совет, чтобы гибель тому уготовить <...>
Песнь 8, 165-177.

Вождь святой подчинит себе все скиптры земные с этой поры навсегда, и умерших от сна Он пробудит – о этом вожде, который прекратит бесконечные войны на нашей планете и воскресит всех людей когда-либо живших на Земле для Страшного Суда, будет рассказано далее.

Плачет сердце мое, душа в груди моей плачет,
Ибо с тех пор, как владыка твой первый, о Рим горделивый,
Только явившись, закон благой дал, в мире живущим.
Тут на землю сошло бессмертного Господа слово, -
И до последнего царства, что будет десятым на десять,
Дважды сто и еще дважды двадцать и два раза по два        
Лет истечет, а спустя еще полгода – рожденье…
<…>
Песнь 12, 229-235.

И до последнего царства, что будет десятым на десять – очевидно, зашифрованное число - 10-10. Как и в предыдущих случаях, убираем ноль из этой последовательности цифр. В результате получаем число 11. Возможно, это предсказание относится к последнему одиннадцатому поколению людей, которым предстоит жить на нашей планете. 
Дважды сто и еще дважды двадцать и два раза по два – зашифрованная дата - 2-100, дважды двадцать –40, два раза по два – 4. Убираем из этого ряда цифр ноли и получаем дату -  2144 год. То есть данное предсказание сивиллы относится к этому году. К сожалению, на этой строке текст обрывается, и, что произойдет далее в Риме, мы уже не узнаем.
Из книги " Пророчества Книги Сивилл. Из-во "Весь", 2012 год. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий